Праздник свободы

Смеркалось. Сквозь слёзы она видела, как на берегу, принадлежащем другому королевству, распускаются разноцветные одуванчики чужих огней. Она растворилась в этих небесных цветах и тёплом ветре, стрекотании кузнечиков, и запахе свежескошенной травы.

Отчего в её глазах блестели слёзы? Просто, она была живая. В этот вечер она сбежала из дворца, чтобы не видеть никого из тех, ради кого вся её жизнь превратилась в вечный маскарад. Она играла роль королевы, а настоящая жизнь проходила мимо. Её уважали. Её боялись. Её любили. Но правильнее было бы сказать, что всё это отношение принадлежало не ей, а её образу, которому сегодня исполнилось 10 лет.

И вдруг она услышала всплеск воды и звук дудочки, в мерцании огоньков она разглядела лодку, которая плыла прямо к ней. Бесхитростная мелодия захватила её душу и унесла в то время, когда она стояла у пыльной дороги в грязном переднике и восхищённо смотрела на проезжающие мимо кареты, она поправляла свои чудесные белые локоны и мечтала, что когда-нибудь она будет сидеть в самой красивой из них. Звук дудочки приближался, и она увидела, что лодка причалила, и красивый молодой человек в простой льняной одежде протянул ей руку со словами: «Королева, мы приглашаем вас в гости в наше царство. У нас сегодня праздник: день свободы. День, когда нет титулов и

званий. Сегодня каждый в нашем королевстве может быть просто собой. Сегодня мы не играем ролей, сегодня каждый – настоящий. Пока вы любовались нашим огнями, наш придворный астроном (который мусорщик в обычной жизни) разглядел вас в свой телескоп и отправил меня, деревенского пастуха, за вами. Кем вы будете на нашем празднике»?

Королева задумалась и сказала: «Собой – прачкой. Мне нужно простое платье, грязный передник и длинные белые локоны вместо этой неживой копны с бриллиантами в моих волосах». Он заиграл новую песенку, и они поплыли к тем волшебным огням-одуванчикам. И с каждой его нотой королеве становилось легче, её руки были уставшими от работы, но счастливыми в своей силе. Её передник был забрызган грязью с чужих одежд, но её душа была чиста. Они удалялись от её королевства, дудочка убаюкала её. Ей снился праздник, где король был сапожником и чистил обувь всем своим лакеям, фрейлины ловили пиявок в ближайшем болоте, принцесса с парой поварят чистила дымоходы, а принц приставал к прачке (что, надо сказать, нравилось им обоим). Утром она проснулась в телеге с сеном, её нежно обнимал вчерашний пастух. Он улыбнулся и сказал: праздник закончен, хотите домой? Она смутилась и кивнула. Уже через полчаса она лежала в своей королевской ванне и думала, о странном сне, который ей приснился: принц и прачка. И вдруг ей пришло в голову, что прачкой была она – королева, а значит, что пастух

Праздник свободы

был тем самым принцем….

Через девять месяцев у королевы родилась дочь. Только вот точно сказать был ли это ребёнок принца и прачки, или пастуха и королевы, мы не можем, как и не знаем, кем захочет стать на празднике свободы эта 10-летняя девочка. По словам жителей, она – настоящая принцесса, но иногда пачкает платья золой и бегает к реке, где срезает тростник и создаёт свой собственный тёплый и звонкий ветерок, который летит к тому берегу, чтобы приблизить её праздник свободы.

English versionРусская версия
© 2008 авторские права на звуковые и текстовые материалы принадлежат Марии Усачёвой